Метка: current

1 – 5 февраля 2020: выездной ретрит по практике любящей доброты

С 1 по 5 февраля 2020 Фонд Контемплативных Исследований проведет в Северном Кунсангаре (70 км от Москвы) выездной интенсивный ретрит по практике любящей доброты.

Медитация на любящей доброте (пали: метта, санскрит: майтри) – одна из ключевых созерцательных практик буддийской традиции, во второй половине двадцатого века также завоевавшая большую популярность в контексте светских методов осознанности. По ходу этой медитации практикующий последовательно учится порождать устойчивую и основанную на здравом смысле доброжелательность по отношению к себе, другим, и, в конечном итоге, всем существам. Практика любящей доброты по традиции используется как для развития сосредоточения, так и для изменения эмоциональных привычек и моделей восприятия.

Ретрит предназначен для всех, кому интересна практика медитации в светском или буддийском контексте. На протяжении пяти дней практикующие последовательно освоят несколько различных вариаций практик любящей доброты и сострадания, а также дополнительные техники, такие как медитация при ходьбе, соматические упражнения и осознанная декламация. Поскольку в данном случае ретрит проводится зимой, мы также сделаем особый упор на практике «сопереживающей радости» – другого вида доброжелательности, который дополнительно укрепит основную практику.

Перед ретритом мы рекомендуем участникам прочесть книгу Бхикшуни Тубтен Чодрон «Дыхание и доброта». Материалы предыдущего ретрита доступны на нашем сайте.

Ведущий ретрита: дост. Лобсанг Тенпа, буддийский монах тибетской традиции, переводчик.

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Заезд участников предполагается вечером 31 января (пятница).
Начало ретрита — 1 февраля (суббота) в 8:30
Завершение ретрита — 5 февраля (среда) в 16:00

Предварительное расписание основных дней ретрита

6:00 — 7:00 – Утренняя практика (мотивация)
7:00 — 8:30 – Завтрак
8:30 — 9:30 – Совместная медитация (основной метод)
9:30 — 10:15 – Медитация при ходьбе или соматическая практика
10:15 — 11:00 – Перерыв
11:00 — 12:00 – Совместная медитация (основной метод)
12:00 — 12:30 – Медитация при ходьбе или соматическая практика
12:30 — 14:00 – Обед
14:00 — 15:00 – Совместная медитация (основной метод)
15:00 — 15:45 – Медитация при ходьбе или соматическая практика
15:45 — 16:30 – Перерыв на чай
16:30 — 17:30 – Совместная медитация (визуальный метод)
17:30 — 18:30 – Перерыв для самостоятельной практики
18:30 — 20:00 – Ужин
20:00 — 21:00 – Вечерняя практика (декламация и посвящение)

Чередование разных техник медитаций (сидячей, при ходьбе и др.) предоставляет участникам достаточно времени как для медитации, так и (при необходимости) для отдыха.

Регистрация на ретрит

Проживание и питание бронируются напрямую в Северном Кунсангаре после регистрации на сам ретрит.

Рекомендуемый орг. взнос: 3000 р. (организационный взнос позволяет покрыть расходы, связанные с арендой зала и подготовкой необходимых материалов. При невозможности внести взнос в полном объеме возможны любые скидки. Если вы способны сделать большее пожертвование, это поможет другим участникам и сделает этот и последующие ретриты более доступными для всех).

К сожалению, формат ретрита не допускает присутствия маленьких детей и людей с серьезными психическими расстройствами.

Участники должны участвовать во всех сессиях, соблюдать общие правила ретрита и проявлять максимальное уважение по отношению друг к другу и другим гостям Кунсангара.

Поскольку количество мест на ретрите ограничено, приоритет отдается тем, кто планирует принять участие в ретрите целиком и регистрируется заранее. Участие только на выходных (1-2 февраля) возможно при наличии свободных мест.

Как выбрать инструктора по медитации?

Все больше людей называют себя «учителями медитации» и «инструкторами по осознанности/внимательности» – но различия между их базовой подготовкой, этическими установками и стилями преподавания очевидны. Как понять, кто заслуживает нашего доверия, если количество лайков ни о чем не говорит?

Лобсанг Тенпа

За прошедшие несколько лет интерес к освоению практик осознанности и медитации в светском формате существенно возрос. Долгое время (примерно с 1960-х годов) знакомство с созерцательными практиками на Западе можно было осуществить либо в религиозном контексте (к примеру, в традициях буддизма, индуизма и суфизма), либо в информационной сфере, которую очень обобщенно можно назвать эзотерической (и которая может представлять собой обширную смесь из традиционных методов и методов, иногда  созданных на основе совершенно произвольных идей). Психологи и медики могли применять конкретные психотехники, родственные медитации, но как правило не преподавали их как упорядоченный набор методов с общим узнаваемым названием.

Прорыв интереса к осознанности (mindfulness), случившийся в 2000-ые годы – частично в связи с публикацией большего числа нейрофизиологических исследований, посвященных эффективности медитации, но во многом просто в связи с активным вниманием прессы – в конечном итоге привел к тому, что светская медитация (и в том числе медитация осознанности) стала более активно распространяться в новых для себя географических регионах, включая страны бывшего советского блока. При этом в силу языковых и культурных барьеров преподаванием подобных практик на раннем этапе их распространения в этом ареале (в том числе в России  и Украине) часто занимаются не люди, прошедшие формальную подготовку в проверенных в Азии или странах Запада подходах, а те, кто начал свою деятельность на основе личного интереса, произвольного сочетания разнообразных источников, и, зачастую, карьерных устремлений. Все это ставит перед нами крайне острый вопрос: какой должна быть квалификация учителя медитации в светском контексте?

Предложенные ниже пункты могут оказаться полезными как для тех, кто хочет выбрать квалифицированного инструктора, так и для тех, кто уже занимается преподаванием медитации и хочет повысить уровень своей профессиональной этики.

Чем инструктор по светским практикам осознанности отличается от духовного учителя?
Понятие «духовности» может быть чрезвычайно зыбким, и потому «духовными учителями» люди называют специалистов, выполняющих в их жизни самые разные функции – от личных консультаций по житейским вопросам до объяснения самых продвинутых психотехник. В связи с этим проще всего отделить роль инструктора в светском (универсальном) контексте от роли учителя в одной из традиционных (религиозных, философских) систем созерцательной практики.

Традиционные религиозные и философские системы имеют свои собственные представления о природе реальности и зачастую обсуждают временной период, выходящий за рамки одного конкретного рождения; к примеру, христиане интересуются существованием души при жизни и после смерти, а буддисты – безначальным и бесконечным потоком сознания с его бесчисленными жизнями. В универсальном, или светском, контексте эти понятия временно выносятся за скобки; они важны, но для упрощения процесса временно не обсуждаются. К примеру, для освоения базовых уровней медитации на дыхании или светской этики нет нужды вести разговор о природе сознания – ведь на занятиях могут присутствовать и убежденные материалисты, желающие применять освоенные принципы в контексте собственного мировоззрения. Тем не менее, каждый из нас может самостоятельно или совместно с другими вернуться к глубоким вопросам о природе реальности позже – полученные заранее навыки базовых видов медитации помогут осуществлять философский поиск более продуктивно.

Традиционные системы психопрактик имеют свои собственные критерии того, кто может считаться подлинным духовным учителем, заслуживающим доверия и внимания ученика. К примеру, тибетский буддизм подробно описывает три набора качеств, необходимых для преподавания трех соответствующих уровней пути – базовых практик основополагающей колесницы, внутренних практик колесницы бодхисаттв и сокровенных практик ваджраяны. Несмотря на частичное совпадение с качествами инструктора по светским техникам медитации, эти квалификации отличаются гораздо большей сложностью, так как в контексте устойчивых отношений учителя и ученика буддийский наставник принимает на себя ответственность за благополучие ученика в контексте множества жизней, а не только краткого периода освоения конкретных техник. Отличается и уровень сложности самих практик, и вред от возможного злоупотребления ими. В связи с этим тем, кто ищет духовного учителя в традиционных системах – к примеру, в буддизме – необходимо внимательно ознакомиться с соответствующими критериями квалификации и применять их при выборе наставника (роль которого будет существенно более обширной, чем у инструктора по осознанности).

Говоря о светских практиках медитации в данной статье, мы используем два зонтичных определения, частично проистекающих из традиционного контекста (откуда к нам и пришли многие из базовых практик, включая медитацию на дыхании, медитацию на любящей доброте и т.д.). В этом подходе медитацияэто процесс намеренного приучения ума к благотворным состояниям, качествам и навыкам. Поскольку медитация может выполняться в формальном и неформальном контексте и дополняется множеством различных техник и приемов, мы также говорим о практиках осознанностисистеме методов психологической саморегуляции, основанных на практиках управления вниманием.

Сами по себе практики осознанности не являются философской или религиозной системой; это набор техник, который может быть встроен в самые разнообразные мировоззрения. В идеале мировоззренческие рамки для применения практик осознанности проникнуты пониманием всеобщей взаимозависимости, идеалами сострадания и практикой ненасилия; тем не менее, для некоторых те же методы оказываются просто способом повышения экономической эффективности сотрудников или получения большего уровня удовольствия от разных видов стимуляции без оглядки на социальную или экологическую этику. Рассматривая эти вопросы и то, как они обсуждаются, мы уже многое узнаем о потенциальном инструкторе – а затем сможем также пройти по перечисленным  ниже пунктам.

На какие качества обратить внимание при оценке инструктора?

Перечисленные здесь критерии – не исчерпывающий список; тем не менее, они затрагивают некоторые из наиболее важных сфер, в которых в сообществе осознанности за последние несколько лет вставали острые вопросы о квалификации конкретных инструкторов.

Критерии, связанные с образованием потенциального инструктора

1. Знакомство с устройством ума в целом

Медитация – это один из мощных методов работы с человеческой психикой, потенциально способный задействовать глубинные ее слои и затронуть глубоко сидящие привычки, воспоминания и эмоциональные переживания. В связи с этим инструктору по медитации необходимо обширное знакомство с одной из проверенных на практике моделей устройства ума – либо западной (к примеру, юнгианской), либо буддийской (в ее южной или северной интерпретации). Часто инструктора из числа буддийских монахов и монахинь в большей степени знакомы с палийской или индо-тибетской системой, а практикующие психологи – с западными моделями; в лучшем случае инструктора могут говорить одновременно об обеих системах и грамотно использовать их элементы для помощи обучающимся. Отсутствие комплексного представления о работе и устройстве ума (и том, что вообще такое ум – и в чем он отличается от мозга) затруднит учебный диалог и процесс освоения медитации в целом.

Вопрос: Обладает ли потенциальный инструктор систематическими познаниями об одной из моделей устройства ума? Что это за модель? Как эти познания были получены и как они применяются в преподавании?

2. Опытный и персональный процесс обучения самого инструктора

Обучение инструкторов в светском контексте – во многом неизведанная и проблемная для сообщества практикующих область, в которой отсутствуют четкие критерии и этические принципы (в особенности в странах Восточной Европы, где светские практики осознанности только начинают появляться).

Некоторые сообщества считают, что обучить преподаванию можно почти всех желающих; другие полагают, что само наличие амбиции стать «учителем медитации» (и тем более «духовным учителем») проблематично с этической точки зрения и исключает человека из круга возможных кандидатов. В любом случае, любой процесс подготовки инструкторов в идеале должен включать теоретическое и практическое обучение, отсылки к истокам конкретных методов (в связи с тем, что медитация не появилась в 1970-ые годы, а практиковалась на протяжении многих столетий до того), и личный контакт между будущим инструктором и обучающим его специалистом. Инструктора по йоге и профессиональные повара не обучаются просто по онлайн-материалам; их ремесло подразумевает «постановку руки». Аналогичным образом, обучение инструктора в идеале предполагает участие в большом количестве очных ретритов под руководством опытных специалистов – инструктор, который сперва не стал  опытным практикующим, мало чему сможет вас научить. Если инструктор, которого вы анализируете, просто прошел несколько десятидневных випассан (и тем более одну-две) в качестве рядового участника и не более, это не самый удачный признак. Если его или ее обучение ограничивалось онлайн-вебинарами, к такому человеку лучше вообще временно не обращаться – до тех пор, пока он или она не получат более обширный опыт собственной практики под личным надзором специалиста.

Вопрос: Какой объем личной практики медитации рассматриваемый инструктор проходил под руководством специалистов по медитации, в том числе в ретритах?

3. Опора на проверенные методы

Другой важный вопрос, связанный с пройденной инструктором подготовкой, касается проверенности методов. Ряд подходов к преподаванию практик осознанности – к примеру, «снижение стресса на основе осознанности» (MBSR) и «когнитивная терапия на основе осознанности» (MBCT) – на сегодняшний день уже не привязаны к традиционным линиям психопрактики, но имеют долгую историю эмпирической и научной проверки и выработали собственные механизмы обучения и сертификации инструкторов. Другие модальности (к примеру, напрямую указывающие на свои корни в индо-тибетской традиции или традиции дзен) привязаны к традиционным линиям передачи и используют их строгую структуру и внутреннюю логику.

В то же время, некоторые курсы осознанности – вживую или онлайн – могут не иметь вообще никакой связи ни с современным, ни с классическим материалом, и представлять собой произвольную авторскую компиляцию идей и техник. Хотя в некоторых случаях такой сплав может оказаться работоспособным или даже удачным, при взаимодействии с носителем подобного подхода мы всегда рискуем больше, чем в уже устоявшихся системах. Важно также отметить, что иногда авторы подобных подходов претендуют на аутентичность и стараются доказать ее с помощью фотографий с большими учителями, сделанных на публичных мероприятиях (где большой учитель на самом деле даже не знает, кто с ним фотографируется). Подобная «селфи-охота» также часто свидетельствует о спорной квалификации.

Вопрос: Есть ли между образованием этого инструктора и проверенными моделями преподавания медитации реальная связь? В чем эта связь выражается?

4. Опыт работы с переживаниями

Практика медитации – даже на базовом уровне – может вызывать как симптомы, указывающие на успешное продвижение в практике, так и много странных, беспокоящих или захватывающих переживаний. Инструктор, обладающий большим опытом личной практики, будет знать, как разобраться с опытом обучающихся и дать правильные рекомендации – и будет знать к кому обратиться, если объяснить конкретное переживание не удается. Человек, не имеющий опыта ретритной практики (а иногда – даже опыта ежедневной практики в условиях обычной жизнии), не сможет грамотно прокомментировать подобные переживания и дать уместную рекомендацию, а это может привести к плачевным последствиям: неправильная работа с мощным медитативным опытом может привести к полному отказу от практики или неудачным изменениям в психике.

Вопрос: Есть ли у инструктора опыт работы со странными переживаниями, возникающими в результате интенсивной практики? Понимает ли инструктор, как описать их концептуально и что сделать на практике?

5. «А вы вообще учились?» + поддерживающие профессии

Немаловажный вопрос, которым можно и нужно задаться – учился ли инструктор вообще? Некоторые люди, начинающие преподавать медитацию, делают это на основе чтения онлайн-материалов – но при этом никогда не взаимодействовали с квалифицированными специалистами вживую (и тем более не учились преподаванию, а не просто личной практике). Желание преподавать медитацию просто потому, что мы сами видим в ней пользу и хотим помочь другим («и фиг с ней, со спецподготовкой»), во многом опасно – работа с психикой представляет собой крайне ответственную область профессиональной деятельности, требующую высокого уровня самосознания и постоянно повышаемого уровня образования. В некоторых случаях тот же вопрос о личном обучении необходимо ставить не только применительно к конкретному инструктору, но и к создателю метода, который он или она представляют – кто создал эту организацию и на основе чего?

Важно отметить, что наилучшую основу для преподавания практик медитации заведомо имеют носители поддерживающих профессий: профессиональные учителя, консультирующие психологи и психотерапевты, представители пастырских профессий, инструктора по йоге и так далее. Их базовая подготовка в идеале уже предполагает высокий уровень эмпатии и навыков коммуникации, профессиональной этики и чистоты мотивации. Обучить преподаванию осознанности представителей этих профессий легче всего.

Вопрос: Учился ли рассматриваемый инструктор вживую и учился ли он конкретно преподаванию? Есть ли у него или у нее опыт работы в поддерживающих профессиях?

Критерии на уровне личности инструктора

6. Мотивация: сострадание или личные амбиции

Один из важнейших критериев при проверке потенциальных инструкторов медитации – анализ их мотивации. Действительно ли человек хочет помочь другим или просто занимается чем-то ради денег или личной славы? Этот анализ не предполагает, что инструктора должны заниматься преподаванием на совершенно безвозмездной основе (точно так же как бесплатные услуги не ожидаются ни от психотерапевта, ни от личного тренера). Тем не менее, астрономические (в сравнении с местным рынком) расценки, неготовность сделать большие скидки и/или явный акцент на продвижении себя как персонажа или бизнес-деятеля («а вот тридцатый за этот месяц рассказ о моей уникальности и успехах!») – настораживающий признак.

Вопрос: В какой степени потенциальный инструктор желает помочь другим в силу любящей доброты и сострадания, а не желания наживы или личной славы?

7. Акцент на учениках, методе и линии

В тибетской традиции буддизма говорится: «Хороший учитель спрашивает, что может сделать для вас; плохому учителю интересно, что вы можете сделать для него». Кроме того, плохой инструктор в основном сосредоточен на своей собственной персоне, своей популярности и своем бизнес-бренде. Хорошему инструктору будете интересны вы (как практикующие с уникальной личностью) и сохранение и передача методов той линии, к которой он или она принадлежат. Можно применить аналогию: задача учителя медитации – подать изысканные блюда, как это делает официант или повар, не претендуя на уникальность или личную значимость. В этой аналогии  изысканные блюда – это практики, которые смогут принести в вашу жизнь подлинные благотворные изменения.

Вопрос: Делает ли учитель упор на самих методах и той линии, которая их принесла, а также обучающихся – или на себе и своих достижениях?

8. Сексуальная и романтическая этика

В отношениях между инструктором и обучающимися присутствует очень значительный дисбаланс силы, сравнимый с дисбалансом в общении между терапевтом и пациентом. Возникающая в связи с этим сексуальная и романтическая этика в идеале должна быть столь же строгой, как и в психотерапевтическом сообществе. Если инструктор вступает в романтические или сексуальные отношения с обучающимися или хотя бы намекает на них – это глубоко настораживающий признак.

Необходимо также понимать, что при освоении практик медитации и в целом любого вида познаний об улучшении качества жизни обучающиеся могут путать свои чувства восторга по отношению к методам с чувством влюбленности в инструктора или наставника как личность. В этом случае самим обучающимся чрезвычайно важно держать здоровую дистанцию и не ставить инструкторов в неудобное положение. Если инструктор узнает о подобных чувствах со стороны обучающихся, ему или ей необходимо сообщить об этом небольшой группе доверенных коллег, которые будут наблюдать за развитием ситуации и при необходимости смогут вмешаться: эта ограниченная и уважительная форма прозрачности ситуации позволит избежать атмосферы секретности и не допустить развития отношений, основанных на диспропорции авторитета.

Отдельный, но необычайно важный пункт в этой сфере – это уважение к границам тела, проявляющееся как принцип «разрешения» или «согласия» (consent). Важно, чтобы инструктор всегда спрашивал разрешения на то, чтобы дотронуться даже до самых невинных частей тела обучающихся или обнять их, в том числе по ходу занятия – и использовал это разрешение только в тех случаях, когда оно явно дано открыто и охотно (а не просто под давлением).

Вопрос: Известны ли мне случаи того, как этот инструктор вступал в романтическую или сексуальную связь с обучающимися? Делает ли он подобные намеки? Уважительно ли он относится к телесным границам?

Критерии, связанные со  стилем преподавания

9. Травмобезопасность

Принцип травмобезопасности в преподавании медитации имеет два аспекта: инструктор должен знать, как избежать создания новых психотравм (в процессе обучения и, по возможности, личной практики), и то, как не вызвать в процессе обучения нежелательной активации травм старых. Если предполагаемый инструктор часто рекомендует участникам «Вспомнить и вновь пережить травмирующие эпиозды прошлого» (без жестко контролируемого терапевтического процесса и надлежащей подготовки), это свидетельствует о крайне низком уровне понимания данного пункта – и может закончиться крайне неудачно. Инструктора, не имеющие профессиональной подготовки в области психотерапевтической работы с травмами, должны заранее предупреждать участников о правилах психологической безопасности и ограниченности собственных познаний – и знать, какого специалиста порекомендовать при случайной активации старых травм.

Новые травмы в процессе обучения могут быть вызваны применением слишком продвинутых психопрактик с неподготовленными участниками, неуважительной манерой общения со стороны инструктора и деструктивной/нездоровой динамикой в конкретном сообществе – к примеру, если вокруг инструктора разворачивается борьба «за близость к учителю», а сам учитель использует механизмы «приближения» и «отдаления» угодных и неугодных учеников в противоположность дружелюбному и открытому отношению ко всем участникам.

Вопрос: Обращает ли инструктор внимание на принципы осторожности в работе со старыми травмами? Формируются ли у обучающихся новые травмы, связанные с нездоровой динамикой в процессе обучения?

10. Внимание к эмоциям и этике

Вопрос о том, должно ли обучение медитации обязательно включать пристальное внимание к темам эмоций и особенно этики, вызывает разные отклики. Некоторые предполагают, что это совершенно необходимо; другие считают, что этика «сама» сформируется под влиянием практики любящей доброты или даже просто практики внимательности; третьи намеренно игнорируют вопрос об этических принципах в связи с тем, что он плохо продается и вряд ли будет охотно воспринят крупным бизнесом или госструктурами, заинтересованными в обучении осознанности. Увидев, какова позиция потенциального инструктора в этих вопросах, вы многое поймете о его или ее принципиальности и уровне этического самосознания.

Не менее важен и вопрос о том, какая именно этическая система кажется инструктору полезной для практик осознанности. Многие из инструкторов на международной арене будут выступать за развитие базового дружелюбия, но не будут иметь продуманной позиции по поводу деконструкции патриархального устройства общества, решения экологических вопросов и преодоления структурной ксенофобии. В самом лучше случае хороший инструктор побудит вас выйти за рамки привычного пузыря и задуматься о том, как применить осознанность для помощи другим и улучшения мира – причем не на косметическом, а на структурном уровне. Тем не менее, каждая ситуация уникальна, и просвещенный альтруизм инструктора должен быть уравновешен умением поддерживать комфортную, спокойную и здоровую среду для обучения.

Необходимо отметить, что глубокое рассмотрение эмоций и этических вопросов в процессе обучения медитации требует отдельной подготовки. Наличие этой подготовки (то есть предшествующее обучение тому, как преподавать осознанную этику или навыки эмоционального интеллекта в широком смысле) – ценное дополнение к общему профилю инструктора.

Вопрос: Уделяет ли инструктор пристальное внимание эмоциональному интеллекту и вопросам этики? Считает ли инструктор, что этика – обязательный компонент практик осознанности в целом? Если да, то за какую этику этот инструктор выступает?

11. Личная эффективность

Даже если вы прошли по всем предшествующим пунктам и увидели, что интересующий вас инструктор им в целом соответствует, остается вопрос: будет ли его или ее стиль преподавания полезным для вас лично? С этим пунктом можно разобраться только самостоятельно, и из этих соображений всегда лучше начать с открытых занятий или онлайн-записей, позволяющих познакомиться со стилем конкретного человека. Даже самый квалифицированный инструктор подойдет не каждому – ведь все мы очень различаемся с точки зрения наших эмоциональных привычек, стилей коммуникации и конкретных интересов.

При этом важно отметить, что одна только личная созвучность – или даже личное влечение к харизме инструктора – без анализа всех предшествующих пунктов могут поставить нас в крайне затруднительное положение. Далеко не все, что вызывает у нас интуитивную (как нам кажется) приязнь, на самом деле для нас полезно; часто привычные модели поведения влекут нас к тому, что их только закрепит, а не устранит. Применяя здравый смысл и здоровую степень взыскательности к «учителям медитации», мы получаем возможность выбрать человека, который поможет, а не навредит нам в самом увлекательном в жизни странствии – процессе изучения нашего собственного ума.

Алан Уоллес – Ключ к умственной устойчивости (лекция)

Запись открытой лекции, прочитанной в Москве 9 августа 2019 года

Темы:

  • Понятие умственной устойчивости
  • Четыре типа психического равновесия
  • Поиск жизни, наделенной смыслом
  • Понимание природы «я» как процесс поиска

Слайды к лекции

Аудио

Новая книга: Б. Алан Уоллес – «Тибетский буддизм с самых основ»

Краткое описание

Пока наши умы пребывают под властью условий внешнего мира, мы неизбежно будем испытывать состояние неудовлетворенности и останемся уязвимы перед горем и страхом. Как развить внутреннее чувство благополучия и изменить наши отношения с миром, который кажется неизменно полным боли и недружелюбным?

Многие отыскали практические ответы на эти вопросы в учениях тибетского буддизма. Перед вами – организованный обзор этих учений, который начинается с основных тем сутр (общих учений Будды) и постепенно переходит к эзотерическим понятиям и продвинутым практикам тантры.

Эта увлекательная книга, которую легко читать, не требует ни безусловной веры, ни слепой преданности абстрактным понятиям или религиозным верованиям. Она призывает нас самостоятельно осмыслить и изучить жизненные вопросы – в свете древнего и эффективного подхода к работе с проблемами и радостями человеческой жизни.

Об авторе

Б. Алан Уоллес – президент Института Исследований Сознания в Санта-Барбаре, буддийский учитель и переводчик. На протяжении 16 лет он проходил подготовку в качестве буддийского монаха в монастырях в Индии и Швейцарии, после чего с отличием закончил Амхерст-колледж и Стэнфордский универститет, где получил степень доктора философии.

Алан преподает буддийскую теорию и практику в Европе, Америке и Азии с 1976 года; кроме того, он неоднократно выступал в качестве переводчика бесчисленных тибетских ученых и созерцателей, включая Его Святейшество Далай-ламу. Доктор Уоллес – один из главных участников конференции «Ум и жизнь» и соавтор более сорока книг по тибетскому буддизму и диалогу между наукой и религией.

Выходные данные

258 страниц
Первое издание: 2019 год, 2000 печатных экземпляров + электронная книга
Для бесплатного распространения 

Содержание:

  • Предисловие
  • Глава 1. Дхарма и ритуалы счастья
  • Глава 2. Старейшая в жизни иллюзия
  • Глава 3. Смерть – не выход
  • Глава 4. Дух освобождения
  • Глава 5. Корни неудовлетворенности
  • Глава 6. Плоды трудов наших
  • Глава 7. Врата к свободе
  • Глава 8. Основа духовной практики
  • Глава 9. Стабилизация ума
  • Глава 10. Любящая доброта
  • Глава 11. Четыре применения памятования
  • Глава 12. Индивидуальная и всеобщая колесницы буддизма
  • Глава 13. Развитие духа пробуждения
  • Глава 14. Преобразование невзгод в духовный путь
  • Глава 15. Пустотность и удовлетворение
  • Глава 16. Алмазная колесница тантры

Электронная книга

СКАЧАТЬ КНИГУ В ФОРМАТЕ PDF

(Права на легальное бесплатное распространению электронной книги получены в рамках особого соглашения с Wisdom Publications, и потому ее скачивание соответствует принципам осознанной этики)

Бумажная книга

Бесплатно получить бумажные экземпляры книги можно на любых мероприятиях Фонда Контемплативных Исследований и Друзей Аббатства Шравасти. Мы также можем выслать определенное количество экземпляров буддийским центрам, библиотекам и благотворительным организациям – пишите нам по адресу contemplativerus@gmail.com.

 

Новая книга: Буддизм: один учитель, много традиций

Его Святейшество Далай-лама и Бхикшуни Тубтен Чодрон

Предисловие Бханте Хенеполы Гунаратаны
Русскоязычное издание под редакцией дост. Лобсанга Тенпы
Издательство ЭКСМО, январь 2019
368 страниц, твердый переплет

Страница книги на сайте издательства ЭКСМО

Купить бумажный вариант книги

Купить электронный вариант книги

АУДИО-КНИГА (читает Лобсанг Тенпа): купить на Литрес

Краткое описание

Буддизм практикуют сотни миллионов людей по всему миру – от тибетских пещер до храмов в Токио и ретритных центров в американских лесах. Все эти традиции своими корнями восходят к учениям одного человека, который жил в Индии 2500 лет назад. Эти учения распространились по всему свету и на множестве языков, в силу чего на сегодняшний день буддизм является одной из самых влиятельных религий.

В данной книге Его Святейшество Далай-лама и досточтимая Тубтен Чодрон указывают на сходства и различия между двумя главными буддийскими движениями – санскритскими традициями Тибета и Восточной Азии и палийскими традициями Шри-Ланки и Юго-Восточной Азии.

Авторы рассматривают ключевые практики и философские положения буддизма – к примеру, четыре благородные истины, практику медитации, процесс развития любви и смысл понятия «нирвана», поясняя, что традиции иногда солидарны, а иногда расходятся в своих интерпретациях. Уважительный подход авторов ясно показывает, что все формы буддизма, несмотря на свое огромное разнообразие, во многом объединены общим наследием и общими целями.

Отзывы о книге «Буддизм: один учитель, много традиций»

«В наше время, когда у людей по всему свету есть невиданный ранее доступ ко всем направлениям буддизма, все больше буддистов замечают за собой влечение к теориям и практикам других традиций. В силу этого данная книга особенно ценна, ведь она содержит ясное и точное сопоставление буддийских школ, основанных на палийских и санскритских источниках, и демонстрирует сходства и значительные различия в их интерпретациях ключевых тем буддийского пути к освобождению. Я очень рекомендую этот труд всем, кто стремится к более глобальному пониманию множества традиций буддизма, все из которых вдохновлены одним учителем – Буддой Шакьямуни».
– Б. Алан Уоллес, автор книги «Революция внимания»

«Южная традиция тхеравады, основанная на палийских текстах, и северные традиции Тибета и Восточной Азии, которые во многом основаны на текстах, исходно записанных на санскрите, происходят из общего источника в учениях исторического Будды, но при этом сформировали свои собственные уникальные системы учений и практики. Эти системы впечатляют своими философскими прозрениями относительно природы реальности и своим пониманием глубокого потенциала человеческого ума. В данной книге Его Святейшество Далай-лама и американская бхикшуни Тубтен Чодрон вместе рассматривают сходства и различия между этими буддийскими традициями – и делают это с исключительной точностью. Тех, кто станет изучать эту книгу тщательно, она наградит глубоким и обширным пониманием того, как упомянутые традиции размечали свое собственное видение пути к просветлению».
– Бхиккху Бодхи, переводчик книги «Исчерпывающее руководство по абхидхамме»

«Его Святейшество и Тубтен Чодрон вместе потрудились над тем, чтобы создать бесценный современный источник, который изучает, освещает и проясняет сходства, созвучия и различия между основными историческими течениями в Дхарме – в особенности в вопросах, касающихся освобождения. Этот анализ никогда прежде не осуществляли так, как в этой книге – которая также показывает, как эти глубоко нравственные учения можно искусно применить в современную эпоху, чтобы, по словам самих авторов, послужить человечеству и принести пользу живым существам как в рамках буддийской общины, так и за ее пределами. Это своевременный дар, одновременно убедительный и мудрый».
– Джон Кабат-Зинн, автор книги «Практика медитации

«Книга ’’Буддизм: один учитель, много традиций” подобна качественно выстроенному мосту над прекрасной, глубокой рекой. Люди из всех традиций смогут отыскать четкое видение как учений Будды, так и обширного, насыщенного ландшафта, который эти учения напитали. Вдохновляет настрой уважения и гармонии, выраженный в этом превосходном труде».
– Шерон Зальцберг, автор книги «Любящая доброта»

«Эта книга – бесценный обзор буддийских цивилизаций, с их сложной историей, философскими системами, видами этической дисциплины, медитативной подготовки и желаемых целей. Все это прояснено в одном-единственном томе. Это драгоценный дар для всех, кто любит Дхарму».
– Тулку Тхондуп, автор книги «Ум Будды»

Из предисловия российских издателей

Представленная вашему вниманию книга – результат длительного и плодотворного сотрудничества между Его Святейшеством Далай-ламой XIV и его ученицей, буддийской монахиней (бхикшуни) Тубтен Чодрон. Работа над текстом началась в 1993 году и велась на протяжении многих лет; с течением времени текст стал настолько объемным, что авторы разделили его на два отдельных проекта: обзорный труд, рассматривающий три основные буддийские традиции, – именно его вы держите в руках – и многотомную серию, посвященную практическому описанию этапов пути к пробуждению для жителей современного мира. Первая работа, получившая название «Буддизм: один учитель, много традиций», благодаря упорному труду досточтимой Чодрон и помощи учителей из разных буддийских традиций была опубли- кована в 2014 году; за этим быстро воспоследовали переводы на несколько языков, включая корейский, китайский, польский, французский, испанский, итальянский – и, наконец, русский.

В посвященном книге интервью журналу «Мандала» досточтимая Чодрон отмечает: «Замысел Его Святейшества состоял в том, чтобы рассеять свойственные некоторым ошибочные представления о чужих буддийских традициях; показать, что все учения восходят к самому Будде, и тем самым поспособствовать сближению буддийских линий». В то же время задача данного труда – не только показать общую основу существующих в мире буддийских традиций, но и продемонстрировать вдумчивому читателю отсутствие противоречий между философским осмыслением реальности и применением усвоенных идей в личной практике; именно поэтому часть книги посвящена обоснованию достижимости освобождения и пробуждения, а также описанию продвинутых уровней медитации сосредоточения и медитации прозрения. Все эти вещи, по мысли авторов, могут быть пережиты на личном опыте – даже в наше время; знакомство с представлениями разных традиций – не схоластическое упражнение, а способ укрепить личную практику и вдохновить друг друга на жизнь в духе ненасилия, сострадания и глубинной мудрости.

Сущность книги – рассмотрение так называемых «трех высших тренировок», которые выдающийся буддолог Роберт Турман называет «тремя видами образования»: нашим личным продвижением к этической самодисциплине (нравственности), пластичности внимания (сосредоточению) и особому уровню понимания реальности (мудрости). Таким образом, данная книга не только поспособствует знакомству с разными традициями, но и может послужить прекрасной опорой в личной практике – как нравственной самодисциплины, так и разных видов буддийской медитации. К примеру, практикующий, получивший от квалифицированного учителя объяснения по практике четырех безмерных (любящей доброты, сострадания, радости и равностности), может обратиться к главе 11 данной книги и найти все необходимые для соответствующих медитаций сжатые напоминания и объяснения. Верно и обратное: современные буддийские учителя все чаще используют данный труд в качестве коренного текста, опираясь на него при объяснении таких значимых и сложных тем, как шестнадцать аспектов четырех истин, этическая самодисциплина, четыре установления памятования (четыре основы внимательности) и природа будды. Сама бхикшуни Чодрон за прошедшее с 2014 года время прочла несколько циклов лекций, посвященных подробному разъяснению трудных для понимания тем данной книги. Знакомство с аудио- и видеозаписями подобных учений или получение устных объяснений помогут разобраться с возникающими вопросами и понять, как применить содержащиеся в книге идеи на практике. Мы также надеемся, что русскоязычное издание поспособствует получению достоверной информации о разных традициях буддизма в университетской среде и послужит основой для групповых обсуждений в буддийских центрах, заинтересованных в последовательном изучении ключевых аспектов пути к пробуждению.

И Далай-лама, и бхикшуни Чодрон неоднократно посещали Россию и собственными гла- зами наблюдали за восстановлением систем буддийского образования в буддийских регионах России и ростом интереса к буддизму в новых для него географических пространствах. В связи с этим для нас особенно радостно представить русскоязычному читателю книгу, в которой авторы кратко и емко описывают все богатство философского и психологического наследия Будды и поощряют нас к активному диалогу между разными традициями. Подобный диалог, по словам досточтимой Чодрон, «позволит нам как буддийскому сообществу единогласно выступать против всего, что разрушает благополучие других».

Новости Фонда 2019: счастливого Нового Года!

Дорогие друзья,

Пока в странах Восточной Европы продолжаются  новогодние и рождественские праздники, мы в очередной раз приглашаем вас к сорадованию нашей совместной практике в прошедшем году – и к порождению благоприятных устремлений для года наступившего.

Наш собственный – локальный – обзор итогов приведен ниже. Вы также можете познакомиться с новогодним письмом нашего почетного президента, доктора Алана Уоллеса.

Итоги 2018: визиты учителей

Благодаря помощи многочисленных волонтеров и практикующих (и активной поддержки со стороны сообщества ФКИ в разных странах), в 2018 году мы смогли организовать два крупных визита учителей в Москву – майские учения Бхикшуни Тубтен Чодрон и Онди Уилсон, а также ряд мероприятий в других регионах, включая Киев и Пермь.

По ходу своего визита в Москву, Бхикшуни Чодрон представила читателю свою новую книгу «Тренировка ума: руководство практикующего», которую мы подготовили специально для русскоязычной аудитории. Она также прочла лекции по теме раскрытия сердца и работы с гневом и продолжила учения по буддийской практике Чистых Земель. По нашей просьбе она также написала буддийскую молитву, обращенную к образу сострадания в женской форме – Гуань Инь.

Онди Уилсон не только затронула буддийскую тематику в открытом семинаре по «37 практикам бодхисаттв», но и познакомила широкую аудиторию с основами практик осознанности в вечернем семинаре «Ключевые качества медитации» и уикенд-семинаре по раскрытию основополагающей благости.

Учеба и практика

Силами инструкторов и волонтеров Фонда в 2018 году мы провели в Москве множество открытых мероприятий, включая вечерние занятия по состраданию, осознанности и буддийской практике и совместные воскресные занятия по медитации (как в светском, так и в буддийском контексте).

Главным учебным мероприятием года для нас стал восьминедельный курс, посвященный практике «четырех применений памятования»: основополагающих методов медитации прозрения. Мы также провели несколько ознакомительных курсов по основам медитации в целом и вводные беседы по разным темам, включая осознанную этику и «ритуалы осознанности», а также ряд открытых мероприятий по медитации.

Мы также очень рады тому, что в этом году нам удалось провести выездной пятидневный ретрит по практике любящей доброты. Аналогичные мероприятия, как мы надеемся, станут постоянной частью нашей совместной практики.

Онлайн-материалы

Мы добавили к нашему основному YouTube отдельный канал, посвященный кратким направляемым медитациям – для тех случаев, когда вам проще открыть короткое видео и помедитировать вместе с ним.

Наш основной канал обзавелся пятью плейлистами, в которых собрана ключевая информация по следующим темам:

осознанность || четыре безмерных

общественные вопросы || созерцательное искусство

знакомство с буддизмом

Множеством материалов также пополнились наш основной сайт и наш SoundCloud.

2019: большие начинания

В наступающем году мы продолжим регулярные занятия по практике и изучению собственного ума (расписание уже частично доступно на нашем сайте).

Кроме того, с краткими учебными визитами нас посетят Бхикшуни Тубтен Чодрон (май), доктор Алан Уоллес (август), Онди Уилсон (май) и мастер каллиграфии Таши Мэннокс (июль). Мы постараемся вновь провести выездной ретрит по практике любящей доброты и очередной восьминедельный курс, который в этот раз будет посвящен глубинному рассмотрению темы осознанной этики. Подробное расписание всех этих мероприятий будет доступно на нашем сайте весной.

Мы также надеемся опубликовать три книги по созерцательной практике, первая из которых – «Буддизм: один учитель, много традиций» (подготовленная совместно с издательством ЭКСМО) – поступит в продажу уже в январе 2019.

С пожеланиями успешной практики,
Команда ФКИ / ДАШ

Ключевые качества медитации (видео)

Открытый семинар Онди Уилсон, посвященный знакомству с основополагающими качествами медитации сосредоточения (на примере медитаций наблюдения за телом и дыханием).

Видео

Часть 1

Часть 2

Осознанность, осознавание, сострадание и другие термины: пополняемый список

Лобсанг Тенпа

Перевод технических терминов, используемых для описания созерцательных практик – как буддийских, так и светских – на европейские языки всегда остается делом и сложным, и спорным (а для переводчика, зачастую, и весьма неблагодарным). Некоторые западные языки просто не обладают соответствующим словарным запасом; к примеру, испанский язык не позволяет четко развести буддийские понятия «чувства» (англ. feeling) и «ощущения» (англ. sensation), что затрудняет перевод описания  медитативных практик, где эти две категории должны быть четко разведены.

Несмотря на эти особенности конкретных языков, значительная часть затруднений, связанных с переводами, проистекает не от отсутствия подходящих терминов, а от небрежности – часто исходящей со стороны не переводчиков, а организаторов конкретных мероприятий или руководства центров, которые мало заинтересованы в разделении оттенков смысла и не считают, что перевод является строго организованной дисциплиной, которая не выигрывает от любительской самодеятельности. Результатом подобной небрежности является появление большого числа публикаций с путанной терминологией или сбивающее многих с толку устное словоупотребление.

Чтобы прояснить некоторые ключевые понятия и упорядочить ту терминологию, которую в переводах материалов Фонда используем мы сами, предлагаем вашему вниманию следующий краткий список наиболее часто встречающихся понятий – с краткими переводческими примечаниями.


Awareness 

1)»осознавание»
2) «ведение»

(НЕ «осознанность» – термин «осознанность» уже устойчиво используется в популярной литературе для перевода слова mindfulness) 

Осознавание – это сама способность ума «когнитивно регистрировать присутствие некого объекта»; основополагающая функция сознания, которая является частью всех без исключения умственных состояний и функций/факторов. В тибетском языке это понятие обозначается словами «риг(па)» и «щепа», где термин «ригпа» может иметь два значения – (1) осознавание в общем смысле (часть любой умственной активности) и (2) «исконное осознавание» (pristine awareness) – изначально-чистая природа ума. Санскритский аналог тибетского понятия «ригпа» – термин «видья».

Mindfulness

1) «осознанность» (в популярном контексте)
2) «внимательность» (в популярном и в буддийском контексте, чаще всего в текстах палийской традиции)
3) «памятование» (в буддийском контексте, особенно в переводах текстов санскритской традиции)

Палийское понятие «сати» (санскр. смрити, тиб. дренпа) иногда также переводится на английский язык как recollection, то есть «вспоминание», что точно указывает на смысл исходного термина – «удержание в памяти прежде знакомого объекта, позволяющее уму не отвлекаться». Во второй половине девятнадцатого и начале двадцатого века в Бирме также появилась упрощенная интерпретация исходного термина, которую на Западе позже популяризовали Джон Кабат-Зин и многочисленные учителя «медитации прозрения» (insight meditation). Это определение предполагает, что «осознанность – это ежемгновенное, не выносящее суждений осознавание всего, что происходит в настоящий момент».

В рамках этого разграничения двух определений мы используем слово «памятование«, когда речь идет о классическом термине (и в любых буддийских текстах), и «осознанность», когда речь идет о термине популярном. Важно заметить, что производное словосочетание mindfulness meditation в идеале должно переводиться как «медитация осознанности» (или «внимательности»/памятования»), а НЕ «осознанная медитация»: в противном случае термин предполагает, что все остальные виды медитации являются неосознанными, что абсурдно.

И осознанность в популярном определении, и памятование в классическом являются частными проявляениями осознавания (awareness) – как и все остальные остальные умственные состояния. Переводческая подмена этих терминов в русском языке ведет к тому, что не владеющий английским языком читатель перестает различать объяснения, относящиеся к awareness и к mindfulness – а отсутствие способности четко развести эти точно определенные понятия во многом чуждо буддийской модели устройства ума.

Подробнее о памятовании: Памятование: участвующие умственные факторы

О разнице между осознанностью и памятованием: Памятование или внимательность?

Compassion – сострадание

Сострадание (санскр. каруна, тиб. ньингдже) определяется как «пожелание существу свободы от страданий и причин страданий». Это конкретная форма устремления, основанная на четком понимании того, что живые существа страдают. Сострадание не эквивалентно сочувствию (англ. sympathy) или сопереживанию (англ. empathy), поскольку последние могут относиться к совместному переживанию самых разных аффективных состояний, но вовсе не обязательно подразумевают пожелание свободы от дискомфорта. С точки зрения индо-буддийской модели ума, сострадание – это не столько эмоция, сколько пожелание или устремление – то, что в психологии называется «конацией» (то есть волеизъявительной функцией психики).

Исследования нейрофизиолога Тани Сингер (объектом изучения в которых послужил мозг Матьё Рикара) также показали, что эмпатия и сострадание задействуют разные зоны мозга – а потому подменять понятие «сострадание» словом «сочувствие» (из неприязни к слову «страдание», на которое сострадание как раз и способно отважно посмотреть) некорректно.

Сострадание сопровождается тремя другими ключевыми видами доброты:

Loving kindness / love – «любящая доброта» или «любовь»
[Empathetic] joy – «сопереживающая радость»
Equanimity – «равностность»

Другие часто встречающиеся термины

Краткий используемый нами глоссарий доступен по ссылке

Absorption – поглощение

Affliction – омрачение / омрачающее состояние

Aggregates – совокупности

Analytical meditation – аналитическая медитация

Attachment – привязанность

Aversion – отторжение

Awakening – пробуждение

Basis of designation – основа обозначения

Calm abiding – безмятежное пребывание (синоним serenity)

Cessation – прекращение

Clinging – цепляние

Conative intelligence – конативный интеллект или конативная разумность

Concentration – сосредоточение / концентрация

Conventional truth – условная истина

Craving – страстное желание

Cyclic existence – циклическое существование

Defilement – загрязнение

Delusion – (в зависимости от контекста) 1. омрачение; 2. заблуждение / помраченность

Emotional intelligence – эмоциональный интеллект или эмоциональная разумность

Empathy – эмпатия / сопереживание

Emptiness – пустотность

Glance meditation – обзорная медитация

Impermanence – непостоянство

Insight – прозрение (insight meditation – медитация прозрения)

Inherent / intrinsic existence – неотъемлемое существование / бытие

Introspection – самонаблюдение / интроспекция (в буддийском контексте – синоним introspective awarenss и vigilance)

Introspective awareness – самонаблюдающее осознавание

Meditation – медитация

Mind – 1. ум 2. настрой

Negation – отрицание (к примеру, в понятии object of negation – «объект отрицания»)

Obscuration – завеса

Phenomena – явление

Pliancy – податливость

Refuge – прибежище

Refutation – отвержение (к примеру, в понятии object of refutation – «объект отвержения»)

Serenity – безмятежность

Sympathy – сочувствие

Tenets – философские положения (tenet systems – «системы положений» или «философские системы»)

Three signs – три признака

Ultimate truth – окончательная истина

Views – воззрения

 

Практика Тары для мира

«Практика Тары для мира» – международная кампания, направленная на пробуждение в нашем уме устойчивого стремления к миру во всем мире и практике ненасилия, а также глубокой веры в собственную основополагающую благость и способность приносить благо другим.

Как практиковать?
Участвуя в кампании, мы выполняем различные медитации, связанные с образом Тары –будды просветляющей активности в женской форме. Для кого-то эти практики в первую очередь связаны с визуализацией и осмыслением образа Тары (в одной из её многочисленных форм); для кого-то – с начитыванием и пением мантры Тары (ОМ ТАРЕ ТУТТАРЕ ТУРЕ СВАХА); для кого-то – с чтением и осмыслением древнего текста «Двадцати одно восхваления Тары», который описывает различные аспекты нашей основополагающей благости и горячо любим последователями тибетского буддизма.

Особая часть кампании – совместное накопление 21 миллиона повторений мантры Тары и 4 миллионов повторений «Двадцати одного восхваления». Кроме того, мы выполняем синхронную практику (которая проходит в 10 часов вечера по московскому времени каждую среду и пятницу), проводим регулярные встречи (см. расписание Фонда) и организуем мероприятия, посвященные интенсивной практике.

Где бы вы ни оказались, вы всегда можете породить благую мотивацию (своими словами или с помощью приведенных ниже примеров) и обратиться к повторению мантры Тары – беззвучно, вслух или громко, вместе с другими. Каждое повторение становится выражением нашей основополагающей благости. При желании перед началом практики вы можете прочесть благоустремление, обращенное к Таре.

ОМ ТАРЕ ТУТТАРЕ ТУРЕ СОХА

(см. также текст «Двадцати одного восхваления»)

«Мантра – это набор санскритских гласных, изреченных Буддой в состоянии глубокого медитативного сосредоточения на природе реальности. Мы повторяем мантру, чтобы успокоить свои энергии, сосредоточить свой ум и приблизиться к состоянию медитативного равновесия. В мантре Зеленой Тары, ОМ представляет тело, речь и ум Тары – те способности, что мы хотим развить. Слова ТАРЕ, ТУТТАРЕ и ТУРЕ все означают «освобождать»; в одной интерпретации они освобождают нас от препятствий для порождения путей трех уровней практикующих – начального, среднего и продвинутого уровня. В другой интерпретации ТАРЕ, ТУТТАРЕ и ТУРЕ устраняют препятствия для порождения трех основ пути – решимости освободиться, альтруистического намерения бодхичитты и мудрости, что постигает пустотность. В третьей интерпретации ТАРЕ указывает на освобождение от циклического бытия, ТУТТАРЕ – на освобождение от восьми опасностей, а ТУРЕ – освобождение от болезней. СОХА означает «пусть так и будет»; так мы закрепляем в собственном сердце корень пути к просветлению».
(Бхикшуни Тубтен Чодрон)

Накопленные повторения мантры и/или хвалы можно добавить с помощью формы по ссылке:

Накопление мантры и хвалы Тары: форма для внесения результатов 

На 18.07.2018 начитано
576 071 мантр и 14 506 восхвалений

История
В 2013 году неформальное буддийское сообщество «Друзей Аббатства Шравасти» в России и Украине получило рекомендацию накопить 21 миллион повторений мантр и 4 миллиона повторений хвалы Тары ради мира в странах бывшего советского блока и  по всему миру. С течением времени к простому накоплению добавились синхронная практика (проходящая по средам и пятницам), регулярные встречи, различные обучающие материалы и участники со всего света.

Материалы для практики

Пример развернутой мотивации
Сейчас я обладаю драгоценным человеческим потенциалом — всеми способностями и возможностями, которые необходимы, чтобы посредством Дхармы изменять свой ум и развивать в нем способность помогать другим существам, великое сострадание к ним и великую мудрость, прозревающую в природу реальности. Чтобы быстро, очень быстро принести всем существам благо и счастье, достигнув ради них полного просветления и собрав все необходимые причины и условия, я выполняю практику начитывания мантры и хвалы Арья Тары. Пусть посредством этой практики молитвы и устремления всех святых существ мгновенно исполнятся во всех направлениях пространства, а все существа достигнут покоя, гармонии и совершенного счастья.

Пример краткой мотивации
Силой каждого повторения мантры Тары, пусть все существа обретут счастье и его причины; будут свободны от страданий и их причин; не расстаются с беспечальным блаженством; пребывают в равностности, свободной от предвзятости, привязанности и отторжения. Пусть будут устранены все войны, конфликты, болезни и бедствия, а все существа примут и практикуют этику ненасилия.

Пример посвящения заслуг
Силой этих заслуг, пусть все препятствия для достижения мира и гармонии во всех странах мира и особенно там, где мы живем, будут устранены. Пусть благие устремления всех святых существ исполнятся во всех направлениях пространства; пусть мы сами послужим исполнению их благоустремлений!

Пусть ум каждого существа наполнится мудростью и состраданием, а в обществе воцарятся гармония и процветание, основанные на качествах щедрости, равенства, терпимости и просвещения. Пусть население каждой страны мира осознает свою глобальную ответственность, и пусть каждое государство и каждый гражданин мира примут на себя ответственность за сохранение планеты и поддержание долгосрочного мира и процветания по всему свету. Пусть ум каждого гражданина каждой страны наполнится осознанностью, пониманием и подлинными сострадание и любящей добротой. Пусть все народы и конфессии мира примут и практикуют воззрение взаимозависимости и нравственность ненасилия.

Классические тексты развернутых практик Тары

Двадцать одно восхваление Тары

Песнь, обращенная к Маме-Таре в эти зловещие времена

Песнь томления по Таре, Непогрешимой (Лама Лобсанг Тенпей Гьялцен)

Садхана Зеленой Тары (краткая)

Садхана Зеленой Тары (длинная)

Медитация на Зеленой Таре (со строфами Первого Далай-ламы)

Садхана Зеленой Тары (для имеющих посвящение)

Материалы по практике Тары в буддийской традиции

Досточтимая Тубтен Чодрон – О Тара, защити нас!

(Видео) Лобсанг Тенпа – Цикл лекций по практике Тары